Статьи - Социальная сеть дольщиков - Odnodolshiki.ru
Odnodolshiki.ru Odnodolshiki for foreign media
Поиск:
Дольщики
Дольщик дольщику рознь, даже на митинге

 Заказная статья от правительства Москвы и лично Ресина, на РБК. Думаю это прокомментируют настоящие дольщики Москвы, т.к. они на самом деле есть и я лично видел их на митинге!

Дольщик дольщику рознь, даже на митинге

00:01 РБК daily

В прошлую субботу на Пушкинской площади в Москве прошел всероссийский митинг дольщиков. А за несколько дней до этого участники социальной сети «Однодольщик.ру» обратились к президенту России Дмитрию Медведеву и мэру Москвы Сергею Собянину с требованием решить их проблемы. Но на деле проблемы у дольщиков сейчас не одинаковые.

В Москве например более 3400 дольщиков уже вышли из категории «обманутых» и въехали в новые квартиры. Причем и у них ситуация изначально выглядела безнадежной. Беда в том, что эта проблема остается нерешенной во многих регионах страны. К тому же многие из тех, кто называет себя дольщиками, формально таковыми не являются: они стали жертвами мошенников, а не строительных компаний. Достраивать в таких случаях попросту нечего: правду им нужно искать в милиции и суде, а не в московской мэрии и тем более не на баррикадах.

Ирония судьбы заключается в том, что Москве всегда доставалось за обманутых дольщиков больше всех — несмотря на то что столица стала первым регионом, где эта проблема была решена целиком и полностью. В каком-то смысле это неудивительно. Во многих регионах проблема дольщиков не теряет остроту: по оценкам экспертов, в затруднительном положении до сих пор находится почти треть пострадавших — 45 тыс. семей из 150 тыс. Тот, кто не может найти правду на местах, пытается обращаться напрямую к федеральной власти. А федеральная власть, понятное дело, располагается в столице. Поэтому ключевое слово в рассказе о митингах дольщиков в Москве — «всероссийский», потому что представителей остальной России там гораздо больше, чем москвичей. Среди первых, к слову, и жители Подмосковья, где по сей день стоят недостроенными многие дома дольщиков.

Что же касается Москвы, то организаторы акций протеста удивительным образом «путаются в показаниях». Во-первых, оценивая масштабы проблемы, они неизменно называют общее число пострадавших «в Москве и области», не уточняя, сколько из них приходится на столицу, а сколько — на соседний регион. Да и сами оценки разнятся так сильно, что заставляют усомниться в их достоверности. Еще 17 октября число «проблемных», по мнению протестующих, объектов Москвы и Подмосковья оценивалось в 49. А 27 ноября те же люди говорили уже о 78 замороженных стройках. Неужто за месяц и десять дней число «горячих точек» на строительной карте московского региона выросло в полтора с лишним раза?

Организаторы митингов и гневных писем в своих выступлениях уже не первый раз путают понятия и термины. Когда в 2005 году в стране разразился кризис дольщиков, Москва не стала исключением. Столичные власти тогда приняли решение помочь соинвесторам. Была создана рабочая группа под руководством Владимира Ресина. В задачи этой комиссии, проведшей за пять лет 176 заседаний, грубо говоря, входил поиск правды: о строительных компаниях, о масштабе бедствия, о дольщиках, которым необходима помощь. Далее надлежало сделать выводы — что, собственно, со всем этим проблемным хозяйством делать.

Мэрия Москвы, как правило, решала достроить все то, что не достроили нерадивые или нечистые на руку строители. Для этого были выбраны новые подрядчики, разработана головоломная процедура передачи прав на объект от одного инвестора другому при сохранении прав дольщиков на свои квартиры. «Роль городских властей в решении проблемы дольщиков заключалась в том, что была собрана вся необходимая информация по каждому дольщику, — говорил ранее Владимир Ресин. — Самое главное — были подобраны новые застройщики из числа компаний, положительно зарекомендовавших себя на выполнении городских заказов, и было продолжено (или начато там, где оно не начиналось) строительство всех незавершенных объектов».

При этом новые инвесторы вовсе не горели желанием достраивать проблемные объекты. «Ведь было дано обещание, что граждане, вложившие свои средства, больше доплачивать не будут. И зачастую новому инвестору приходилось достраивать дом за свой счет, фактически в долг, — говорит первый заместитель мэра Москвы. — Только участие городских властей помогло убедить инвесторов работать в таком режиме». В результате в 2010 году был сдан последний дом обманутых дольщиков в Москве. Те вопросы, которые сейчас еще решаются, — это вопросы прав собственности. Из-за запутанности и разнообразия старых договоров соинвестирования (они появились еще до вступления в силу нового федерального закона, жестко регулирующего такие договоры) части дольщиков еще приходится «работать с документами» уже после того, как их дома построены и сданы госкомиссии. Но их будущему ничто не угрожает: просто нужно пройти некоторую малоприятную, но необходимую бумажную волокиту.

Именно от имени этих дольщиков выступила оппонент «однодольщиков» — председатель оргкомитета пострадавших соинвесторов Москвы Светлана Дроздова. «На протяжении пяти лет совместной работы были решены вопросы более чем по 30 проблемным объектам при непосредственном участии Владимира Ресина, который всегда демонстрировал глубокое понимание и знание проблемы, а также неравнодушное к ней отношение, — отмечает она в своем письме на имя Сергея Собянина. — В результате граждане, пострадавшие от деятельности недобросовестных инвесторов-застройщиков на территории г. Москвы, в настоящее время проживают либо ждут заселения в оплаченные ими квартиры». Дроздова попросила мэра сохранить рабочую группу, так как при ее содействии решаются еще не доведенные до конца оставшиеся вопросы дольщиков. К слову, она же обратила внимание мэра, что подписавший нашумевшие письма лидер «однодольщиков» Игорь Гульнев на самом деле ждет квартиру не в Москве, а в Подмосковье.

Но если все дома московских дольщиков сданы, то кто выходит на площади и пишет письма в Кремль и на Тверскую, 13? Дело в том, что дольщик дольщику рознь. Дольщиком вообще-то принято называть того, кто вложил деньги в строительство «на стадии котлована» или даже еще раньше. Однако дольщиками стали называть себя и те, кто банально отдал свои деньги мошенникам. Ведь в 2005—2006 годах вскрылся целый пласт таких преступлений. «Черные риэлторы» продавали одну и ту же квартиру два-три раза. А жулики под липовыми вывесками строительных фирм продавали и вовсе воздух, не имея ни лицензий на строительство, ни разрешений, ни намерений вообще что-либо строить.

Людей, попавшихся на эту удочку, можно пожалеть, но дольщиками их считать нельзя — ведь они не вкладывали деньги в стройку. Их дом не может быть достроен московскими властями, потому что его нет и не было даже в проекте. Таким жертвам мошенничеств прямая дорога в милицию, прокуратуру и суд. Причем столичные власти сразу дали понять, что не смогут помочь этим пострадавшим — просто потому, что ни мэр, ни глава Стройкомплекса не имеют права расследовать уголовные преступления, судить и карать виновных. Расследования таких дел идут до сих пор, но успеха удается добиться далеко не всегда: многие преступники в бегах, а деньги жертв умело спрятаны. Поэтому вполне объяснимо, что многие пострадавшие потеряли надежду. А тот, кому не на что надеяться, готов уцепиться за любой, даже самый призрачный шанс. Например, назвать себя дольщиком.
Читать полностью:http://www.rbcdaily.ru/2010/11/29/focus/562949979222665

 

Delicious Digg Facebook Fark MySpace
Просмотры: 1018 шт.    Сообщить о неуместном содержании
Все статьи
Дольщики  (288 статьи)